Деловой Омск

На вопросы газеты «Деловой Омск» отвечает главный технолог АО «Газпромнефть-ОНПЗ» Дмитрий Храпов

 Компания «Газпром нефть» планирует потеснить крупнейших зарубежных производителей на российском рынке катализаторов для нефтепереработки. Сейчас на Омском НПЗ производится порядка 3 тысяч тонн катализаторов крекинга, но «Газпром нефть» планирует построить на территории завода новое производство, чтобы ежегодно выпускать 21 тысячу тонн катализаторов нескольких видов. Инвестиции в этот проект составят 11 млрд рублей. О первых отечественных разработках новых видов катализаторов  и актуальном сегодня импортозамещении обозреватель «КВ» Николай ГОРНОВ побеседовал с главным технологом Омского НПЗ Дмитрием ХРАПОВЫМ.

- Дмитрий Валерьевич, из уроков химии все мы знаем, что катализаторы ускоряют скорость химических процессов, но мало кто представляет, какую роль они играют в нефтепереработке, в частности при очистке топлива. Продукт почти все российские НПЗ сейчас закупают за границей, а что может случиться, чисто теоретически,  мы окажемся без этого импортного компонента?

- Допустим, ведущие производители катализаторов гидроочистки дизельного топлива Albemarle и Axens, другие западные компании прекратят поставки. Тогда наша отечественная нефтепереработка будет не в состоянии выпускать топливо современного качества. В качестве бензина и «дизеля» мы сразу откатимся назад. А это и возможные неисправности каталитических нейтрализаторов в автомобилях, и увеличенные выбросы серы от автомобильного транспорта.   

- Почему раньше никто не задумывался над вопросами производства катализаторов, если их отсутствие может сказаться на огромной отрасли и отбросить ее на много лет назад?

- В советские времена не было таких жестких экологических требований к моторному топливу, не требовались, соответственно, и технологии очистки, которые широко применяются у нас сегодня. Кстати, производство катализаторов, это немного другая отрасль по сравнению с нефтепереработкой. Все знают, например, как делаются автомобили. Двигатели для них изготавливают в одном месте, коробки перемены передач — в другом, фары — в третьем, шины — в четвертом. А на конвейере автозавода из множества комплектующих собирают готовый продукт — автомобили. На западе нефтеперерабатывающие заводы не занимаются производством катализаторов. Они покупают их у специализированных компаний. У нас получилась уникальная ситуация, мы сами производим для себя катализаторы. А когда построим новое производство — обеспечим не только себя. Суммарная мощность планируемого производства — 21 тысяча тонн в год, из них 15 тысяч тонн катализаторов каталитического крекинга, 4 тысячи тонн — катализаторов гидроочистки и 2 тысячи тонн — гидрокрекинга. Там же будет участок по восстановлению активности катализаторов гидроочистки.  

- Партнером для разработки новых видов катализаторов был выбран именно Институт катализа имени Г. К. Борескова. Почему?

- На сегодняшний день это единственный российский разработчик катализаторов гидроочистки, у которого есть реальный продукт. Только у них есть катализатор гидроочистки для получения  дизельного топлива пятого экологического класса. Перед тем как подписывать в апреле прошлого года соглашение, мы съездили к ним, посмотрели их возможности, убедились, что институт развивается, увидели современную исследовательскую базу, внушительный парк оборудования, который обновился в последние годы.

- Почему решено было инвестировать очень значительные деньги в расширение производства катализаторов?

- Отчасти импортозамещение сыграло свою роль, отчасти — наши амбиции и стратегия снижения себестоимости катализаторов. И сегодня мы видим, что были совершенно правы, поскольку колебания валютного курса оказывают очень сильное влияние на стоимость всех  необходимых для нефтепереработки компонентов, закупаемых за рубежом. Немаловажен, кстати, и экологический аспект. На новом производстве будет использован ряд современных решений по очистке сточных вод и дымовых газов, что позволит нам при увеличении производства катализаторов значительно снизить объем воздействия на окружающую среду.

- На каких НПЗ сегодня используется омский катализатор?

- На Московском НПЗ наши катализатор крекинга полностью заменил импортный. Сейчас идет процесс загрузки реакторов нашим катализатором крекинга на Ангарском НПЗ. Есть интерес и у Ярославского НПЗ, но пока мы не можем удовлетворить все запросы. Уже не хватает мощности.

- Если представить себе гипотетическую ситуацию, что к 2019 году, когда заработает ваше новое производство, и нефть опять поднимется в цене выше 100 рублей за баррель, и рубль восстановится, и все санкции отменят. Есть риск, что омские катализаторы не будут востребованы?

- Катализаторы будут востребованы, в этом я уверен. В стратегических отраслях, к которым относится нефтепереработка, Россия не должна критически зависеть от импорта и колебаний политической конъюнктуры. Ну если цены на нефть опять пойдут вверх, то мы еще быстрей сможем реализовать свой инвестиционный проект. 

 - Надо ли понимать так, что при невысоких ценах на нефть инвестиции в катализаторное производство могут немного растянуться во времени?

- Наши инвестиционные планы уже частично скорректированы с учётом новой реальности, в которой мы все живем. Что-то уже перенесли на попозже. Но сроки ввода нового катализаторного производства остаются пока прежними — 2019 год. 

Возврат к списку