Олег Белявский: Омский НПЗ на шаг впереди отрасли

Омский нефтеперерабатывающий завод (ОНПЗ) — один из самых технологически развитых заводов страны. В модернизацию Омского НПЗ, начавшуюся в 2007 году, "Газпром нефть" инвестировала сотни миллиардов рублей и продолжает финансировать проекты развития завода. Сегодня здесь внедряют новые технологии производства, расширяют продуктовую линейку и помогают в создании федерального проекта автоматизированного мониторинга.

Генеральный директор ОНПЗ Олег Белявский, который посвятил заводу 25 лет своей жизни, в интервью ТАСС рассказал о том, как работает крупнейший НПЗ в России, поделился планами по дальнейшей модернизации предприятия и секретом создания эффективного НПЗ в условиях низкой маржинальности.

— Олег Германович, завод уже в финальной части программы модернизации. Что будет дальше?

— К 2021 году мы завершим два этапа программы модернизации, которую начали еще в 2007 году, спустя год после перехода завода под контроль "Газпром нефти". Благодаря ей мы досрочно перевели все производство бензина на пятый экологический класс, повысили эффективность, сократили его воздействие на окружающую среду. Сейчас перед нами стоит задача достичь глубины переработки не менее 97%. Такие цифры — это уже показатели лучших в мире заводов. Дальше у нас будут другие задачи. Мы делаем упор на повышение производительности существующих мощностей, внедрение новых технологий нефтепереработки и цифрового управления, повышение качества продуктов.

— Успеваете в срок завершить этот этап модернизации? Укладываетесь ли в бюджет?

— Работы идут в графике. Мы должны завершить все до 2021 года. Лично у меня нет никаких сомнений, что все построим вовремя.

— На модернизацию компания выделяет огромные деньги — 300 млрд рублей только до 2021 года. Это вообще окупится когда-либо?

— Мы работаем в рыночных условиях. Каждый проект проходит очень серьезный отбор, где в первую очередь рассматриваются экономические показатели. Если проект неокупаем, его не реализуют.

Про импортозамещение и предстоящий ремонт

— В проектах модернизации вы сотрудничаете с российскими производителями?

— Да. Мы заказываем оборудование на наших машиностроительных заводах, мы видим, что они работают качественно, в срок выполняют заказы. Свыше 280 российских компаний участвуют сегодня в реализации почти 100 проектов в рамках модернизации Омского НПЗ.

— То есть эффект от процесса импортозамещения есть. Тем не менее у журналистов иногда возникает нотка скептицизма...

— У нас скепсиса нет точно. По прошлому году мы выполнили все задачи — значит, все работает.

— Планируется ли в этом году выводить установки на ремонт? 

— Да, в этом году у нас плановый ремонт на 11 установках. Все мероприятия пройдут в регламентный срок. За это время мы проведем освидетельствование всего оборудования, трубопроводов, сделаем полную ревизию. Это обязательный и достаточно напряженный период жизни на любом заводе.

— Обычно, когда люди слышат про остановку нефтеперерабатывающего завода на ремонт, в голове звучит тревожный звоночек и мы начинаем беспокоиться за наличие топлива на АЗС.

— Этот звоночек больше психологический, компания всегда выполняла все обязательства. Никогда такого не было, чтобы мы заявляли поставку какой-то продукции и не выполняли условия. Кроме того, завод никогда не останавливается полностью, у нас налажен процесс перераспределения нагрузки по установкам, оставшимся в работе. Уверен, что для рынка все будет хорошо.

— Сориентируйте по объемам. Сколько будет переработано в этом году?

— В этом году планируем переработать около 20,5 млн тонн.

— В 1978 году НПЗ переработал 29 млн тонн. Возможно ли, что завод когда-нибудь побьет этот рекорд?

— Сейчас это просто не имеет смысла. Здесь нужно понимать, что большую часть из этих 29 млн тонн в то время просто перегоняли через завод: отбирали низкооктановый бензин, мазут, а также газ, который наполовину сжигался на факелах. Глубина переработки была незначительной. Сегодня увидеть такое невозможно. Мы несколько иначе расставляем акценты. Перерабатывать нефть просто для увеличения объемов производства уже никому не нужно. Сейчас важнее всего получить максимальную эффективность. 

— Вы одни из немногих, кто начал в России производить бензин с октановым числом 100. Как вы оцениваете его перспективы?

— Мы не занимаемся непосредственно продажами, но заказы на него растут.

Можно ли заработать на НПЗ?

— С учетом комплекса факторов: завершения налогового маневра, ситуации на рынке — будет ли экономика переработки на вашем НПЗ оставаться положительной?

— Я уверен, что эффективность нефтепереработки Омского НПЗ будет максимально долгие годы вне зависимости от ситуации на рынке. Сегодня завод — это высокотехнологичное предприятие, которое уверенно движется впереди всей отрасли. Если мы будем продолжать внимательно относиться к своим затратам, инвестиционным программам, сокращать потери, работать над энергоэффективностью, я уверен, что наше предприятие будет оставаться эффективным.

— Продолжая тему налогового маневра: в закон был включен пункт о логистическом отставании ряда НПЗ. А вашей работе мешает удаленность завода?

— Я не могу сказать, что заводу как производителю нефтепродуктов что-то мешает. Мы вложили большие деньги в прошлом году в развитие технологий отгрузки продуктов, модернизировали станцию Комбинатская, через которую отгружаем железнодорожные составы с нефтепродукцией. У нас продолжается модернизация наливных эстакад, тем самым мы сокращаем время отгрузки и простоя. Таким образом, узкие места в логистической составляющей решаются.

— На ваш взгляд, почему самый крупный завод в России находится именно здесь?

— Решение о строительстве завода принималось в 1949 году, когда еще были свежи воспоминания о Великой Отечественной войне. Нужно было обеспечить нефтепереработку на востоке страны, подальше от западной границы. Изначально мы перерабатывали нефть из Башкирии, в 60-е годы — уже сибирскую нефть. С этого момента уже сам бог велел развивать в регионе нефтепереработку.

Крупнейший налогоплательщик области

— Затрону оборотную сторону модернизации, которая из-за цифровизации процессов обычно сопровождается увольнением сотрудников. У вас планируются какие-то сокращения?

— Нет, мы строим новые установки, и нам нужен квалифицированный персонал. Завод, компания вкладывают в развитие работников большие деньги, поэтому их будем плавно переводить на новые комплексы. Мы своих людей очень бережем. И я думаю, что в этом самый главный залог успеха — замечательный коллектив, любящий свое предприятие и дело, которым занимается.

— Давайте остановимся еще на одной не самой приятной для компании теме. Существует мнение, что после перехода завода под контроль "Газпром нефти" Омская область лишилась существенной части поступлений в бюджет. Насколько оно оправданно? 

— Это миф. Я тогда работал в "Сибнефти" и знаю ситуацию изнутри. Происходил типичный процесс капитализации, компания разными способами стремилась достичь максимальной прибыли, чтобы хорошо выглядеть на международных рынках и дороже себя продать. И в это время она действительно платила нехарактерно больше налогов, но только два года. До этого они были весьма скромными — около 1,5–2 млрд рублей. Сейчас же ситуация куда понятней. К примеру, только в 2017 году "Газпром нефть"  выплатила больше 7 млрд рублей налогов в бюджет региона. И из года в год лидирует в рейтинге крупнейших налогоплательщиков.

— Есть мнение, что процессинг снижает выплаты в бюджет области. Как вы к этому относитесь?

— Процессинговая схема НПЗ является обычной и самой распространенной практикой почти для всех крупнейших мировых компаний. Эта система прозрачна и дает четкое понимание налоговым органам, местным властям — сколько ежемесячно завод приносит бюджету, вне зависимости от колебания цен на нефть, налоговых изменений, других внешних факторов.

— Что делает компания для области, кроме налоговых отчислений?

— На территории Омской губернии группа ведет огромное количество проектов. Мы выделяем более 95% от всех негосударственных инвестиций в области: восстанавливаем улицы, строим академию и финансируем хоккейный клуб "Авангард", создаем комфортные условия жизни по программе "Родные города". Это миллиарды рублей ежегодно.

"Экспертная экология" Омского НПЗ

— Вы сами как омич видите ли со стороны жителей города, ваших знакомых, какой-то отклик и понимание по масштабам ваших социальных программ?

— Понимание потихоньку приходит. Скепсис, о котором вы уже неоднократно говорили, присутствует. Нельзя сказать, что он полностью преодолен, этого нет. Но уже сейчас наша открытость дает свои плоды, несмотря на все негативные высказывания. Мы предельно открыты для инспектирующих органов, для органов власти. Сейчас мы подписали договор о постоянном автоматическом экомониторинге. Другими словами, мы первые в области, кто сказал власти: "Да, мы готовы открыто показать, что завод соблюдает все нормативы и требования". 

— Вы говорите в будущем времени. Логичный вопрос — когда это произойдет?

— В 2018 году между "Газпром нефтью", Минприроды и Минкомсвязи РФ подписано соглашение, по которому наш завод стал пилотной площадкой для обкатки технологий контроля и дальнейшего их тиражирования на всю отрасль. У нас есть программа, составлено техзадание, оно передано в контролирующие ведомства, чтобы они посмотрели и высказали свое мнение. Сейчас ждем их. Замечу, что мы взяли на себя очень серьезные финансовые обязательства — это не десятки миллионов рублей, а значительно больше. Кроме того, мы пока единственное предприятие в Омске, кто на такое согласился.

— По логике государство должно само такие вещи финансировать, а не предприятия...

— Не соглашусь. Если это связано с работой предприятия, то оно и должно их контролировать. Мы со своей стороны за счет таких инвестиций снижаем влияние на окружающую среду. С 2008 года мы сократили его на 35%, до 2021 года — еще на 28%. То есть с 2008 по 2021 год влияние завода на окружающую среду снизится более чем на 60%. Мы поддерживаем и формирование современной системы экологического мониторинга во всем регионе. Весной мы передали омскому правительству мобильную лабораторию, обучили персонал работе на ней.

— Возможно ли когда-либо убедить общественность в экологической безопасности НПЗ?

— Я уверен, что это случится, хотя люди у нас разные. На нашем сайте есть информация о состоянии экологии на нашем предприятии. Действует открытая программа "Эксперты экологии" — коммуникационная программа. Мы приглашаем, буквально сажаем в автобусы и привозим на завод жителей города. Показываем территорию, останавливаемся, народ выходит, принюхивается, охает и удивляется, почему у нас тут так красиво, растут цветы — везде чистота и порядок. И вот мы продолжаем эту программу. Один-два раза в месяц проводим экскурсии по предприятию для различных институтов, министерств, общественных организаций. 

— А результат? 

— Есть, еще какой. Люди видят, что делается на заводе, и картинка, которая когда-то была в головах скептиков, уходит.

Беседовали Алексей Большов, Алексей Петров

Возврат к списку